erskyn
But wishing never helps, wishing never helps, wishing never solved a thing.
Автор: юный Свидерский (Таракан Тачибана)
Бета: фандом D.Gray-man
Форма: драббл

Название: «Жемчуг»
Пейринг/Персонажи: Анита, Маходжа
Категория: джен
Жанр: ангст
Рейтинг: G

Волны тихо шуршали за бортом корабля, в каюте невыносимо пахло морем, а ковер под коленями был мягким-мягким... и ярко-красным. Запомнить хотелось каждую, даже самую маленькую деталь. Сверху доносился жалобный вой, неразборчивый гомон мужских голосов — это Миранду успокаивали всей командой. От её плача щемило сердце. Маходжа вздыхала с сожалением.

— Посмотри, дорогая: видишь, как он потемнел?

Госпожа сидела на своём ложе и перебирала драгоценности, оставшиеся после матери. В руках её была нить чуть посеревшего старого жемчуга.

— Это доказательство того, что мы не должны сейчас существовать, — сказала Анита.

Сказала — и тихо засмеялась.

Плач наверху утих: это, наверное, Миранду уговорили потерпеть еще немного. Она обычно или плакала, или лежала, склонив голову на колени милой Линали. Китаянка гладила ее по волосам и чуть заметно хмурилась.

— Жалко, что я не увижу его перед смертью, — вздохнула Анита. Пояснила зачем-то: — Мариана.

Маходжа прикусила губу. Помедлив, потянулась вперед, взяла в свои ладони маленькую ручку госпожи. На пол выскользнула ниточка жемчуга; секунда — и бусины раскатились по полу каюты, со стуком скатываясь с дорогого ковра на неприкрытые стыки досок.

— Всё будет хорошо, госпожа. Поверьте, милая моя, всё у нас получится...

Тонкие красные губы печально искривились: хотелось бы в это верить. Глаза Аниты заблестели, она вдруг всхлипнула тонко и беззащитно, и прозрачная слеза скользнула по щеке, прокладывая дорожку сквозь слой белой пудры.

— Не бросай меня, дорогая. Ты единственная, кто остался у меня. Мне страшно, Маходжа, мне так страшно...

Маходжа нежно улыбнулась и присела к Аните, обнимая её тонкие плечи.

— Не бойтесь, милая; я обещала, что буду с Вами до самой смерти, но я буду рядом и после неё.

Анита зажмурилась, опустила голову и жалобно заплакала. Её спина подрагивала от всхлипов.

Конец их существования был совсем близок.



Название: «12 шт.»
Пейринг/Персонажи: Лави, Линали, Книжник
Категория: джен
Жанр: ангст
Рейтинг: G
Краткое содержание: Об уважении к мертвым.

— Лави, дурень, ты вообще меня слушаешь? Записывай уже: искатели — двенадцать...

Младший историк вздрогнул, кивнул и черкнул на бумаге: «Иск. 12 шт.»

— Ты в каких облаках витаешь? — продолжал ворчать Книжник. — Пиши дальше: экзорцисты — трое.

Лави перечеркнул «шт.», написал «ч-к» и посмотрел вниз с балкона. Три гроба, окруженные еще двенадцатью, были накрыты белым полотном и вынесены в центр зала. Он видел Комуи: сенешаль подходил к каждому гробу и низко, долго кланялся, сняв берет. Он выглядел очень усталым и бледным. Лави иногда удивлялся, откуда можно было черпать столько сил.

Созвучие плачущих и воющих в горести голосов добиралось даже до балкона, оглушало, как хор певчих, и поднималось к самому верху огромной Орденской башни. Лави записал: «Экз. 3 ч-к» и поставил кляксу. Он тоже устал.

— Горе луковое, листы не порть! — спохватился Книжник, но потом махнул рукой. — А, да черт с тобой, дальше сам запишу... Иди, попрощайся хоть с помершими.

— Спасибо, старик.

Лави, впрочем, всё равно никого не знал из ушедших — прощаться ему было не с кем. Спустившись с балкона, он незаметно прошмыгнул в коридор и быстрым шагом направился в свою комнату. Люди, которые встречались ему по пути, не здоровались: он перевёлся едва-едва, ещё даже форму толком не сшили...

— Лави, это ты? — донеслось из бокового коридора. — Привет.

Тот едва не подпрыгнул, оборачиваясь. Из темного прохода к нему вышла младшая сестра Комуи. Она смотрела на Лави как-то тревожно, как мать смотрит на своего сына-сорванца и пытается понять, обойдется ли он сегодня одними содранными коленками.

— Привет, — запнулся он. — А ты чего не с ними?

— Я уже попрощалась, — горько улыбнулась Линали. — Нужно ведь позаботиться о тех, кто остался в живых... Накормить их или медсестре помочь. Очень важно, чтобы они все чувствовали себя здесь как дома. Может, пойдешь со мной?

Он посмотрел в её глаза: девчонка сегодня уже плакала. Он бы никогда не подумал, что Линали такая сильная. И так похожа на брата.

Лави пошёл.



Название: «На твоей стороне»
Пейринг/Персонажи: Комуи Ли / Бак Чан
Категория: слэш
Жанр: PWP и АНГСТЪ
Рейтинг: R
Краткое содержание: У гениальных людей свои способы решения проблем.

За Эпштейн давно закрылась дверь, а Комуи всё сидел, сплетя перед лицом пальцы, и смотрел в одну точку. Руки его дрожали, и иногда он нервно тёр ладони, словно это могло помочь успокоиться.

— Ты все документы испортил, — постарался отвлечь его Бак, сгребая в стопку испачканные досье: Комуи опрокинул кофе во время беседы. — Смотри! Пол-текста залил...

Тот только вздохнул и, приподняв очки, с силой провел рукой по лицу.

Не дождавшись ответа, Бак опустил документы поверх другой стопки, предпринимая попытку расчистить место на столе. В голову всё лезла мысль, что он впервые увидел Комуи разъяренным. Внешне спокойное лицо, поджатые губы и тяжелый взгляд черных глаз Бак вспоминал до мельчайших подробностей, словно рассматривал специально. В действительности же хватило только раз глянуть на Комуи, чтобы понять: это воспоминание его будет преследовать долго.

— Прекращай, Ли! Не твоя вина, что ты ничего не можешь сделать, — проворчал Бак. Он старался придать голосу немного бодрости, но на душе было паршиво. — Перестань взваливать на свои плечи чужие грехи. Особенно грехи моей семьи.

Комуи резко опустил руки на стол, повернулся, и Бак поспешил отвести глаза.

— Это ошибка Ордена и наших предков, — возразил Ли. — Ты не должен думать, что...

— Моих предков, моих, — оборвал Бак Чан. — Я несу грех моих родителей, и на мне лежит ответственность за все их деяния. Один только я могу предотвратить последствия. Комуи, ты ни при чем, и...

— Успокойся сам, — коротко посоветовал тот, и Бак затих, наблюдая, как Ли снимает очки и снова поднимает взгляд. Мутный, близорукий и, Боже, это даже смешно, беззащитный. — Не пойми меня неправильно, но... ты не мог бы раздеться?

Бак с присвистом выдохнул и выдавил улыбку. Упрямец Ли нуждался в поддержке. Но, как и все гениальные люди, он обладал своими способами искать выходы из трудной ситуации. Бак, сам человек настолько же гениальный, насколько странный, эти способы принимал.

— Запирай свой кабинет, — ответил он, снимая куртку. Комуи молча поднялся и направился к двери.

Но, выпутываясь из рукавов, Бак замер: они не спали уже давно. Хотя он старался относиться к таким вещам просто, — они были приятелями, зачем переживать? — перед каждым разом всё равно появлялась некоторая неуверенность: достаточно ли он будет... хорош?

Когда Комуи вернулся, Бак уже снял штаны: большего и не нужно было. Резко коллега потянул его к себе и толкнул на стол, на опустевшее место. Поморщившись, Бак удобнее улегся на спину, ерзая на холодном дереве. Комуи расстегивал свой плащ.

Этот верзила был выше на две головы, трижды сильнее и обладал куда большим авторитетом. Но иногда ему было не у кого просить помощи. Бак смотрел в его глаза, совсем недавно полыхавшие невероятно сильным, злым огнём.

— За Орден будут страдать даже самые обычные люди, — негромко сказал Комуи и, наклонившись, прижался лбом к шее Бака. Еще у верзилы был жар. Бак приобнял его рукой.

— Твоя задача состоит в том, чтобы они не умирали, — ответил он, разводя ноги, чтобы Комуи устроился сверху.

Тот, кажется, улыбнулся, и Бак шумно вздохнул, когда широкая ладонь сжала его плоть.

— Будешь на моей стороне? — спросил Ли.

И от этого захотелось рассмеяться.

— Буду, придурок ты старый.



Название: «Очернение»
Пейринг/Персонажи: Шерил Камелот / Вайзли (Мудрость Ноя)
Категория: слэш
Жанр: дарк, PWP, hurt/comfort
Рейтинг: R
Краткое содержание: Умение читать мысли – дар Господень, но иной раз это кажется проклятьем.
Предупреждение: принуждение, псевдо-педофилия, ООС

Вайзли считал, что абсолютных тайн не существует. Люди рассказывают друг другу секреты, сплетничают, стараются замалчивать что-то совсем страшное, но не подозревают, что их голова — самое ненадежное место для складирования подобных вещей. Для каждой коробочки, даже черепной, можно подобрать отмычку, и — щёлк! — крышка откроется. Содержимое проследует воришке в карман.
А Мудрость Ноя обладал одним-единственным ключиком, которым мог открыть любой замок: телепатией. Не существовало еще человека, в чью голову он не мог забраться, и не было тайны, которую он не мог выведать.
Однако был тот, кого он не хотел читать так, как читал других.

В полутьме чужие глаза блестели игриво и лукаво, словно глаза хищника, ждущего, пока к нему придет добыча.
— Снимай штаны, мальчишка, — приказал Шерил.

Всё началось несколько месяцев назад, когда он усыновил Вайзли. Шерил уверял, что очень любит детей, что готов приютить несовершеннолетнего бездомного парня, и Граф на его просьбу ответил согласием. А детей Камелот любил. И Вайзли, и его молодое семнадцатилетнее тело в том числе.
Очень быстро Вайзли понял: с помощью телепатии не уйти от сильных рук. Поэтому он глубоко вздыхал и принимался расстегивать пуговицы. Стягивал одежду. Подходил ближе, чтобы Камелот мог до него дотронуться.
Сначала отчим искал причину, чтобы наказать Вайзли. Потом решил, что подойдёт и жизнь вора, которой тому приходилось жить раньше. Камелот сам придумал сыну черное прошлое, и сам же помогал искупить его.

…Вайзли вздрогнул, когда холодная рука отчима легла ему на бедро.
— Ты знаешь, что грешников нужно наказывать? — спросил Шерил. Вайзли молчал. — Тогда ложись.
Он указал на свои колени. Вайзли сжал кулаки, но через силу приблизился и улегся животом на ноги отчима. Тот мягко погладил его ягодицы, и юноша вздрогнул.
— Молодец, сынок. Умница…
И Вайзли едва сдержал вскрик, вцепляясь в колено мужчины: ладонь того со звонким шлепком опустилась на обнаженный зад. Жаркая вспышка боли пронеслась по телу.
— Слушай мои мысли, мальчик, — ласково промурлыкал Шерил.
Вайзли сжал зубы: он не хотел. Но Камелот ударил снова, хлестко, так, что мальчишку шатнуло вперед, и тот понял: лучше подчиниться.
Во лбу Мудрости раскрылось Око, и Шерил бесконтрольно вклинился в его мысли, щедро делясь образами. С очередным шлепком Вайзли уткнулся лицом в сгиб локтя, чтобы сдержать тихий вой.
Шерил думал о том, что мальчишку можно поставить на колени и заставить сосать. Что можно вставить в его анус пальцы, а лучше – погрузить весь кулак… Вайзли зажмурился, всем своим разумом цепляясь за порку, не позволяющую ему окунуться в сознание Камелота. А из головы не уходило: отчим сводит пальцы, чтоб ладонь узкая была, и касается его зада, надавливает неторопливо, и смазанные мышцы с трудом расходятся, обволакивая руку…
— Отец! — позвал Вайзли, не выдержав. — Перестань!
Удары, сыпавшиеся на его ягодицы в едином злом ритме, прекратились.
— Попроси еще раз, — Шерил улыбался.
— Папа, — Вайзли едва преодолевал дрожь в голосе, — прошу тебя, хватит…
— Что ж, сынок, — мужчина отстранился. — Молодец. Ступай.
И Вайзли, буквально скатившись с его коленей, поторопился одеться. Из комнаты он не вышел — вылетел, желая только не видеть этих лукавых глаз.

Шерил Камелот был человеком во всех смыслах падшим. И, вынужденно погружаясь в его мысли, Вайзли понимал: слушая Шерила, он навсегда очернялся и сам.

@темы: NC-17, Анита, Бак Чан, Книгочей, Комуи Ли, Лави, Линали Ли, Шерил Камелот, драббл, яой