Амариллис Л
Педантичная Сова // Вечно ты, Федор, куда-то вступаешь...(с)
Название: Желание Ноя
Пейринг/Персонажи: Шерил Камелот, Тики Микк, Роад Камелот
Категория: джен
Жанр: повседневность
Рейтинг: G
Краткое содержание: Один из вечеров, который Тикки проводит в доме брата.
Примечание: 1. Предканон 2. Шерил Камелот авторским произволом назначен англичанином.

Шерил был уверен, что не существовало ни одного напитка, который бы сочетался с сигарой так, как коньяк Реми Мартен. Этот коньячный дом существовал более века и считался одним из лучших во Франции. Но не только вкус и качество напитка привлекали Шерила. Семья Мартен была равно одарена винодельческим талантом и завидным политическим чутьем, позволившим ей процветать даже в период череды французских революций. Шерил умел ценить чужой ум и выдержку, поэтому отдавал должное как людям, так и напитку. В его аромате отчетливо улавливался запах табака, жасмина и шафрана. Яркий, теплый вкус чувствовался достаточно долго, чтобы по достоинству оценить букет и вдохнуть дым сигары. Огненно-красный цвет напитка вбирал в себя искры каминного огня и желтое сияние настольной лампы, почти такое же, как у глаз Шерила, когда он смотрел на своего гостя.
Разливая коньяк в бокалы, Шерил всерьез размышлял о целесообразности тратить благородный напиток на того, кто не оценит ни одной из нот сложной симфонии. Но не доставать же, в самом деле, бутылку джина специально для Тикки. Или что он там пьет? Шерил предпочитал не интересоваться подробностями жизни новоявленного брата. А тот сидел в кресле неестественно прямо, словно все еще находился за столом в гостиной. Сам же Шерил откинулся на спинку кресла, легонько взболтал коньяк, вдохнул и поднял глаза. Тикки повторил его движения, зеркально отразив положение в кресле. Шерил коротко кивнул, выражая одобрение. Он подозревал, что его молчание действует брату на нервы, но заговаривать пока не собирался. У португальского аристократа должен быть горячий темперамент и стальные нервы. На первое он повлиять никак не мог, а вот второе мог помочь приобрести, даже если для этого придется вытянуть живые тяжи и заменить их на металлическую проволоку.
Ближе к краю маленького столика стояли две простые низенькие шкатулки. Шерил не любил излишества, считая, что истинная драгоценность не нуждается в нарочитой пышности. На красном дереве скромно выделялась золотая надпись Por Larranaga. Тот, кто был сведущ в изысканных удовольствиях, несомненно оценил бы способ подачи одних из самых дорогих сигар. С тех пор, как Испания утратила монополию на табак с Кубы, на острове началось массовое производство сигар на любой вкус и достаток. Шерил считал такое разнообразие благом. Он курил редко, только в компании за рюмкой коньяка или бреди, или с чашечкой кофе. Кофе он выбирал не менее придирчиво, чем сигары и коньяк. Министр Британской Империи должен иметь лучшее со всего света. Тем более, что его страна владеет половиной этого света.
И вот сейчас он пытался познакомить Тикки хотя бы с частью роскоши, доступной британским лордам. Если верить словам Графа, то перед ним сидит Удовольствие Ноя. Он должен, обязан понять. Шерил прищурился, даже подался немного вперед, вглядываясь в лицо брата, когда тот поднял бокал. Тикки выпил коньяк залпом, на его лице отразилось недоумение, вызванное, очевидно, слишком явно выраженным ожиданием на лице Шерила. Чуда не произошло. Любого можно одеть во фрак, нацепить на голову цилиндр и дать в руки трость, но это не сделает из шахтера маркиза. Шерил уповал на проснувшуюся кровь Ноя, но, как видно, напрасно.
- Я уже говорил, - тихо, даже с какой-то нежностью произнес Шерил. Когда он говорил так со своими собаками, те прижимали уши и припадали на животы, отчаянно и визгливо поскуливая от страха. Тикки собакой не был, но уже в достаточной степени изучил интонации брата, поэтому его глаза вспыхнули желтым - непроизвольная реакция на опасность. Но он быстро справился с собой, понимая, что не стоит обострять ситуацию. Теперь он выглядел растерянным, не понимая своей ошибки. Шерил знал, что тот просто забыл правила обращения с крепкими дорогими напитками. - Сначала маленький глоток. На твоем лице должна быть задумчивость, потом удовлетворение, словно ты что-то понимаешь в коньяке. Потом второй глоток, можно уже больше, - раздраженно повторил Шерил свои слова месячной давности.
- Хорошо, я запомню. Буду делать вид, что понимаю что-то в коньяке, - пообещал Тикки, примирительно улыбаясь, склонив голову к плечу. Похоже, он не видел причин сильно переживать - не первая и не последняя его ошибка на сегодня. Шерил только зубами скрипнул, провел рукой по лбу, с удивлением понимая, что начали проступать стигматы. Он отдавал себе отчет, что пробуждало кровь Ноя, но старательно гнал от себя это ощущение.
- Бери сигару, - постарался он переключить внимание. Открыл крохотную задвижку на длинном ящике. Внутри оказались толстые ровные сигары, слегка лоснящиеся от маслянистого покрытия . Во втором, покороче, лежали посеребренные ножницы с широкими кольцами, украшенными тонким растительным узором, скругленными лезвиями и выемкой посередине. Рядом лежал коробок спичек.
Тикки уверенно потянулся за сигарой, взял спички и замер, выронил коробок из внезапно разжавшихся пальцев. Бросил быстрый взгляд на Шерила. Выпрямлялся он медленно, как через силу, пытаясь сопротивляться чужому контролю над телом. Все пытаются сопротивляться - думал в этот момент Шерил - даже если чувствуют его не впервые. Даже последний трус и приспособленец начинает стремиться на волю. Это что-то заложенное в самой природе человека, что-то из темных звериных глубин заставляет рваться с поводка. Возможно, люди как и звери чувствуют прикосновение смерти. Но всякий раз из сопротивление напрасно. Они только сильнее запутываются в стропах, и в конце концов, затихают, поломав себя.
Граф категорически запрещал членам семьи использовать свои способности друг на друге, но ровно до тех пор, пока Шерил не убедил его, что Тикки необучаем, зато у него, как и у любого другого работника физического труда прекрасная мышечная память. Его тело схватывало все быстрее, чем мозг. И тогда Граф дал разрешение действовать по своему усмотрению, но заставил пообещать, что он не причинит вреда "малышу Тикки". Вреда Шерил не причинял, но даже если бы позволил себе большее воздействие, чем обещал Графу, это осталось бы между ними. И Шерил предпочел бы об этом не знать. Способности Ноя - слишком большое искушение, а собственные желания - это не то, чему он мог противостоять долго, тем более если за их исполнение не придется отвечать.
Когда рука Тикки против его воли потянулась к ножницам, он сдался, позволив брату управлять собой. Лезвия были заточены до бритвенной остроты, и любое случайное прикосновение оставило бы глубокий порез.
- Если ты каждый раз будешь так дергаться в обществе - это будет выглядеть странно, - произнес Шерил, заставив брата отрезать кончик сигары и прикурить ее от наполовину прогоревшей спички. Когда Тикки перестал сопротивляться, его движения приобрели легкость и грацию настоящего лондонского денди.
- Ты хоть предупреждай, - проговорил Тикки, после того, как Шерил отпустил его и взял сигару для себя. Все то время, пока находился под контролем, он не проронил ни слова, хотя голосовые связки ему подчинялись.
- Как ты себе это представляешь? - холодно спросил Шерил - Если ты завтра начнешь сбиваться в танце, а ты начнешь, ноги твоей дамы могут серьезно пострадать, прежде чем я докричусь до тебя через музыку.
Тикки пожал плечами и стряхнул пепел в хрустальную пепельницу на золотых ножках в виде львиных лап. Миниатюрные львиные головы держали ее по бокам. Удостоверившись, что брат не будет отвечать на поставленный вопрос, Шерил продолжил.
- Теперь о приеме. Дождешься меня у Графа. Я прослежу, чтобы форма одежды была подобающей. Вот здесь, - Шерил вытащил из кармана сюртука вдвое сложенный лист бумаги, - имена дам, которым ты будешь представлен. Графиня Кеппел будет сидеть с тобой за одним столиком. Первый танец танцуешь с ней.
Заговорив о танцах, Шерил достал из другого кармана бальную книжечку, взятую у Трисии. У нее их было несколько – настоящие произведения искусства. Та, которую он сейчас собирался отдать Тикки, не подходила к ее новому платью по цвету, поэтому была благополучно заброшена в дальний угол. Вместо нее была заказана новая с таким же золотым окладом из листьев и птиц, в нижней части складывающиеся в анаграмму буквы «Т», но уже из выкрашенной в алый цвет замши. И вместо нежных жемчужных лилий на обложке сверкали маленькие рубиновые розы с листьями из африканских изумрудов. Шерил взвесил на ладони агенду жены, с нежностью провел большим пальцев по немного вытершейся бархатистой ткани и передал ее Тикки.
- Этого никто не должен видеть, - сразу же предупредил он. – Я записал для тебя порядок танцев, а также имена дам, которых ты пригласишь. Имя стоит напротив танца, - уточнил он, и Тикки недовольно поморщился, уязвленный такой низкой оценкой его умственных способностей. – Открой и прочитай вслух, - велел Шерил.
Тикки повертел книжечку в руках, рассматривая тонкую работу ювелира, прищелкнул языкам.
- Ей убить можно, - констатировал он, взвесив ее на ладони, но, поймав недовольный взгляд брата, вздохнул и начал зачитывать, растягивая слова –Первый Grand March, я веду на него графиню Кеппел. Кстати, как ее зовут? Она хотя бы хорошенькая?
- Амалия, но даже не вздумай назвать ее по имени. Это оскорбительно, - предупредил его Шерил.
- Indian Queen, на нее записана леди Шеллот, - продолжил Тикки – The duke of Kent's waltz. Я не понял. – он оторвал взгляд от страницы. – это вальс или нет?
- Нет, Тикки, это контраданс, но тебе подобные тонкости знать ни к чему.
- Почему у меня на «Lo Sberleffo» никто не записан?
- Потому что ты не танцуешь мазурку, - терпеливо пояснил Шерил – Не задавай лишних вопросов.
- А не лишний можно? – ухмыльнулся Тикки, с него тут же слетел весь приобретенный светский лоск – Мне эту Кеппел в койке так графиней и называть?
Шерил удивленно вскинул брови.
- Обычно ты сажаешь со мной за стол тех, кого я должен трахнуть, - охотно пояснил Тикки.
- Вот ты о чем. - Шерил издал сухой смешок. – В этот раз обойдешься меньшими жертвами. У графини Кеппел есть племянник, ее единственный наследник и блестящий офицер Британской армии. Он заслуживает некоторого поощрения за свою службу.
- Британии или Графу? - поинтересовался Тикки.
- Тебя это уже не касается, - отрезал Шерил.
- Ладно, ладно, я понял, - Тикки помахал рукой с зажженной сигарой и вновь одним движением опрокинул бокал. В этот раз Шерил не стал ему препятствовать. Просто подлил им обоим коньяк.
- Что у нее болит? Сердце, печень, голова? От чего должна скончаться эта леди?
- Сердце. Ты знаешь, где расположено сердце? – уточнил Шерил на всякий случай. Тикки скользнул взглядом по его лицу, опустил ниже, на грудь, и тут же резко откинулся на спинку кресла, зажженная сигара упала на ковер, рассыпав ворох искр. Его голова оказалась неестественно задранной вверх.
- В следующий раз попроси у меня анатомический атлас, - предупредил Шерил.
- Ты заебал уже, - хрипло произнес Тикки, с трудом проталкивая слова через горло.
- Настоящий джентльмен не ругается, как шахтер, - голос Шерила был тих, спокоен и снова ласков. Тикки дернулся, но его плечи и затылок оставались плотно прижаты к деревянному навершию кресла. В полумраке комнаты серое лицо Шерила было почти невозможно рассмотреть, только желтые глаза, светились в темноте. Кожа Тикки тоже посерела, но стигматов не было видно из-за влажных волос, налипших на лоб. Его взгляд был устремлен в потолок, хотя он и пытался скосить глаза, чтобы посмотреть на брата.
В комнате стало удушающе тихо. Слышалось только тяжелое дыхание Тикки, изо всех сил сопротивляющегося выкручивающей суставы силе, изгибающей и ломающей тело. Шерил в этот раз настолько близко подошел к черте, за которой "неприятно" становится болью, что еще одно совсем крохотное усилие, и он пересечет ее. Покалывание в кончиках пальцев усиливалось, посылая легкую дрожь от запястья до локтя - сдерживать Ноя нелегко. Шерил не так давно понял истинный смысл запрета Графа. Страх и боль, которые испытывают люди, по сравнению с теми же чувствами Ноя - это как кислое деревенское вино и старый коньяк. Попробовав однажды второе, никогда больше не удовлетворишься первым. Шерил облизал губы, почти физически ощущая сладость на языке, он уже почти слышал стон, вырвавшийся вместе с коротким выдохом.
- Подавишься, - сдавленный хрип вырвал Шерила из состояния эйфории. Дрожь в руках поднялась до самых плеч. Ему оставалось ломать или отпускать. Он выбрал второе.
Тикки упал обратно в кресло, одной рукой вцепившись в мягкую подушечку на подлокотнике. Шерил открыл бутылку и налил коньяк в оба бокала, больше, чем того требовали приличия. Братья молчали. В таком же молчании они вышли в коридор, когда дворецкий сообщил, что прибыл экипаж за маркизом.

***
Уже поздно вечером дверь в кабинет Шерила приоткрылась, и на пороге появилась Роад в длинной ночной рубашке. У нее в руках была тряпичная кукла, которую она держала за ногу. Прошлепав босыми ногами по деревянному полу, она забралась отцу на колени.
- Ты почему до сих пор не спишь? - возмутился Шерил.
- Я не хочу сейчас играть, - серьезно произнесла Роад. Она взяла его лицо в ладони. - Желание Ноя. Да?
Даже Шерила иногда брала жуть, когда она начинала так говорить. У нее было тело ребенка, а глаза взрослой женщины, гораздо старше его самого. Старухи. В такие моменты он забывал, что играет роль ее отца, а она его дочь. Ему казалось, что это она его мать, и касается сейчас прохладными ладонями разгоряченного лица, гладит по голове, успокаивает. Он кивнул в ответ на ее вопрос.
- Тогда почему ты идешь против своей природы? Никто ведь не узнает, - вкрадчивый шепот Роад отзывался холодком по спине.
- Граф, - возразил Шерил.
- Что Граф? - тихонько рассмеялась она. - Граф взял с тебя слово не вредить нашему малышу. Как ты думаешь, ты сможешь навредить Ною? Или у тебя где-то припрятана Чистая Сила? - Роад хитро подмигнула ему и коснулась губами его лба, - Пойдем, папочка, почитаешь мне на ночь, а то Эмма уже спит и видит во сне твоего секретаря, а я хочу детскую сказку, а не секс на сеновале.
Шерил подхватил дочь на руки.
- Полы холодные, - ворчливо сказал он - Сколько можно повторять, чтобы ты надевала тапочки?
Огонь в кабинете погас, на столе осталась пустая бутылка, и дотлевала последняя сигара.

@темы: Роад Камелот, Тики Микк, Шерил Камелот, фанфик