Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
00:24 

Четверо

Амариллис Л
Педантичная Сова // Вечно ты, Федор, куда-то вступаешь...(с)
Название: Четверо
Автор: Амариллис Л
Бета: Gretchen_Ross, missgreed
Персонажи: Говард Линк, Мадарао, Токуса, Тевак, Мудрость Ноя (Уайзли)
Категория: джен
Жанр: экшн, драма
Рейтинг: PG-13
Примечание: вольное обращение с техниками Воронов
Примечание автора: Текст был написан для Фандомной Битвы. Спасибо missgreed за помощь в написании текста :heart:


За окном тонула в сумерках извилистая улочка. Час был поздний, и он оказался единственным посетителем маленькой кофейни. Выйдя из задумчивости, Линк отодвинул от себя давно пустую чашку и поднялся.
Хозяин, в белом фартуке и все еще чистых, аккуратных нарукавниках, уже подсчитывал сегодняшнюю выручку. Перед ним лежала потрепанная тетрадь в кожаном переплете, и он изредка что-то записывал туда. Линк прошел между рядами круглых столиков и снял с вешалки плащ, сунул руки в рукава. Не надевая его до конца, поднял руку, провел по шее, привычно убирая волосы. Но ладонь только скользнула по воротнику пиджака - он все еще не привык к новой стрижке. Его старая прическа была слишком необычна для простого обывателя, а инспектор Рувелье поставил задачу выглядеть как можно более неприметным. Помедлив, Линк дернул плечами, набрасывая плащ до конца.
Застегнув последнюю пуговицу, Линк направился к двери. Звякнул колокольчик над входом, предупреждая о новом посетителе. И тут же слева раздался звон разбитого стекла. Линк обернулся как раз вовремя, чтобы увидеть, как легко и грациозно на столик у окна шагнула Тевак. Осколки разлетелись по полу, поблескивая острыми гранями в свете уличных фонарей. Линк немного повернул голову, стараясь удержать в поле зрения и первого гостя. Еще не разглядев толком лица, Линк сразу же узнал его по развороту плеч, по наклону головы. И то, что выход через кухню уже закрывает Токуса, он тоже знал, ему даже не надо было смотреть за барную стойку. Дело было вовсе не в стуке каблуков по ее деревянной поверхности - даже став акума, Токуса остался верен сам себе, - а просто-напросто если ему отрезали все пути отступления, то черный ход перекроют первым.
Где-то в глубине души Линк понимал, что рано или поздно это произойдет, с того самого момента, как увидел запись нападения с уцелевших големов. Он много раз проигрывал в уме различные варианты встречи, чтобы не встать столбом, не зная, что сказать или сделать, чтобы отболело заранее. Но ни один из вариантов его не устраивал своей несбыточностью.
В реальности он поднырнул под стол, стоящий позади него, и опрокинул между собой и Мадарао.
Встреться они в иное время, возможно, все произошло бы иначе, но сейчас Линк отчаянно не хотел умирать. Не мог. Не должен был. Не раньше, чем выполнит задание инспектора.
Горячий поток воздуха, несущий языки пламени, ударил в крышку стола, Линку пришлось упереться ногой в барную стойку, чтобы удержаться на месте. Но в тот момент, когда прямо перед ним приземлился Токуса, он уже вставал. В своих размышлениях Линк дошел до мысли, что если Третьи и сохранили стандартный набор вооружения Воронов, то в их левом рукаве все же не могло быть лезвия - оно мешало бы трансформации. А вот его собственная экипировка была полной. Он не стал выпрямляться до конца, так и бросился вперед, под левую руку Токусы, не разгибаясь и используя инерцию движения, чтобы вонзить клинок под ребра бывшему другу. "Прости", - одними губами прошептал он, когда лезвие вошло в тело. Не так глубоко, как рассчитывал Линк, но все же скользящим ударом пропороло бок, сбив Токусу с шага. Тот не проронил ни звука, хоть и пошатнулся. Изменения коснулись не только сознания, но и тел Третьих экзорцистов. Линк проскочил под его рукой и развернулся для последнего удара, используя Токусу как щит между собой Мадарао, но слева уже была Тевак. Не меняя выражения лица, она размахивалась, чтобы атаковать его.
Если сейчас Линк и превосходил ее в чем-то, так это в скорости складывания печатей. До этого он всеми силами стремился избежать использования барьера, потому что он лишил бы его подвижности. Но иного выхода инспектор уже не видел. С самого начала он отдавал себе отчет, что против троих не выстоит. Он слишком хорошо знал их возможности, так же, как они знали его; у Линка не было ни малейшего шанса.
Круг из его печатей оказался внутри большего круга, сложенного печатями Тевак. Давление обрушилось на Линка невыносимой тяжестью, заставляя скрипеть зубами от напряжения. Бросив взгляд в сторону, он понял, что Токуса подхватил ее заклинание, и Мадарао, видимо, тоже. "Связующие перья втроем?!" - стремительно пронеслась мысль. Нерациональное и бессмысленное расходование средств, если только они не собирались брать его живым. Линк похолодел. Плен был хуже смерти, много хуже. Значит, выхода у него не было.
Он обвел взглядом Тэвак и Токусу. Для того, чтобы увидеть Мадарао, ему пришлось бы повернуть голову, он стоял у инспектора за спиной. Но Линк не сомневался, что сейчас и у него точно такое же спокойно-отрешенное лицо. Больше всех, наверное, изменилась Тэвак. В другой ситуации он бы решил, что повзрослела, ее черты утратили детскую мягкость и округлость. Линк хотел бы сказать, что ей идет новая прическа, но эти слова были бы сейчас очень некстати. И он сомневался, что она услышит или поймет его. Линк не видел ее глаз из-за тени, падающей от капюшона, но был уверен, что может в точности представить себе их выражение: во взгляде Токусы было узнавание, но не было никаких чувств.
Линк перехватил заклинание левой рукой и начал постепенно расширять радиус собственного барьера, выталкивая чужие печати как можно дальше. Разорвать круг у него не хватило бы сил, но выиграть для себя несколько секунд он мог. Повинуясь едва заметному движению, лезвие выскользнуло из правого рукава. В тот момент, когда защитный барьер рухнул, сталь коснулась его горла, но чужой клинок оказался быстрее. Плечо Линка пронзила острая боль, выпад Мадарао изменил траекторию движения, и выигранного мгновения Третьему хватило, чтобы прикрыть его горло. Ладонью холодной, почти ледяной. Линк вздрогнул - может быть, от этого холода, может, от осознания, что проиграл.
Голой рукой Мадарао отвел клинок Линка в сторону, не обращая внимания на порезы. Ненужные больше печати усеивали пол под ногами, постепенно пропитываясь кровью их обоих.
Тевак и Токуса шагнули к Линку одновременно, словно подчиняясь какой-то команде, тонкие девичьи пальцы с легкостью переломили прочнейшую сталь. Обломок с глухим стуком воткнулся в доски пола. Взрезав левый рукав, Токуса вытащил второе лезвие. Дальше пришел очередь печатей. Они спокойно и без суеты разоружили Линка, не проронив ни слова, пока Мадарао держал его, словно бабочку на иголке. Он так и не вытащил клинок из его плеча, но это было надежнее, чем силовой захват.
Линк стоял, выпрямившись, как на плацу, лишь однажды пошевелился: когда пальцы Токусы в первый раз коснулись запястья. Невольно Линк перехватил их, сжал ладонь и потянул его к себе, непослушными губами пытаясь выговорить его имя. Тот поднял глаза, и целое мгновение казалось, что вот-вот в них вспыхнет удивление. Но вскоре инспектор удостоверился, что это были всего лишь игра света и его собственное желание увидеть хотя бы тень прежнего человека. Не удостоив его вниманием, Токуса вернулся к своему занятию.

Сново тихо звякнул колокольчик. Линку не надо было оборачиваться, чтобы понять, кто вошел в кофейню - Тэвак и Токуса склонили головы, приветствуя посетителя. Видеть это было больнее, чем чувствовать движение клинка в плече, когда Мадарао пошевелился. Линк замер на месте, уставив взгляд перед собой в стену, но это ему не помогло. Бесшумными шагами новоприбывший обошел его, встав так, что не смотреть на него было невозможно. Линк пока считал ниже своего достоинства опускать глаза перед врагом.
- Говард Линк, - утвердительно произнес молодой человек со странной полосатой повязкой на голове. Линк уже видел его в Американском подразделении рядом с Кандой Юу. Точной информации о его способностях у Ордена не было, но их щедрая демонстрация говорила о его возможности манипулировать сознанием, чтобы вызывать нужные воспоминания у человека. Которые, конечно же, станут известны Ною.
Линк посчитал излишнем отвечать.
- Меня зовут Уайзли, - помахал он рукой перед его лицом. У Линка закружилась голова.
- Эй, ты еще живой? - Ной не оставлял попыток привлечь его внимание. - Он живой? - спросил он поверх головы Линка.
- Да, господин Ной, - ответил Мадарао тем же самым тоном, которым отчитывался перед кардиналом.
- Он плохо выглядит, - констатировал Уайзли, беря его пальцами за подбородок. Линк дернул головой и тут же получил весомую оплеуху. Плечо взорвалось болью. - Я хочу посмотреть на тебя, - объяснил он снисходительно, и Линк скрипнул зубами.
Ной все больше напоминал подростка не только внешностью, но и поведением. Сколько же ему на самом деле лет, Линк судить не брался. Но изо всех сил старался сконцентрироваться на чем-то отстраненном, и размышления о сущности врага отлично для этого подходили.
- Тебе же говорили, где может находиться Аллен Уолкер, - очень серьезно и весомо сказал Ной, сдвигая свободной рукой повязку со лба.

***
Шторы в квартире приходилось держать плотно задернутыми - для всех она пустовала - поэтому в комнатах царил полумрак. Линк мог читать при настольной лампе или ходить из угла в угол, дожидаясь визита врача или инспектора Рувелье, но не мог выйти за порог. Официально инспектор Говард Линк был мертв. Убит Ноями при побеге Аллена Уолкера.
Каждый приход начальника давал пищу для размышлений на несколько дней вперед. В той самой полутемной квартире он пытался свыкнуться с мыслью, что он и его друзья теперь воюют по разные стороны баррикад. Старательно, но совершенно бесполезно приучал себя думать так.
- То, о чем я вам расскажу, является совершенно секретной информацией, - начал разговор инспектор Рувелье в последнюю их встречу.

***
Он снова, как наяву, видел две чайные чашки на столе. Воспоминания затягивали, возвращали его назад, в ту самую комнату. Лицо Рувилье выступало из полумрака все яснее, губы инспектора начали шевелиться. Линк помнил, какой тяжелой кажется атмосфера, наполненная ожиданием. Чужим нетерпением… Чужим.
Линк отчаянно дернулся, пытаясь вырваться из воспоминаний. Резкая и сильная боль неожиданно привела его в чувство. Обычно от нее сознание плывет, а вот здесь, наоборот, прояснилось. Только колени неожиданно подогнулись. Новая оплеуха заставила Линка бессильно мотнуть головой.
По-видимому, Ной был зол. Линк не знал, чувствовал ли тот, находясь в его голове, то же, что и он сам, но искренне на это надеялся. За плечо Ноя, туда, где стояли Токуса и Тевак, он старался не смотреть, хотя ощущал их внимательный взгляд на себе. Лучше было бы представить, что их и вовсе нет в этом месте. Хорошо, что Мадарао он видеть не мог.
И снова Ной задал вопрос. «Чтобы я подумал о Белой Обезьяне», - понял Линк тактику врага. Даже если его дело было безнадежно, облегчать задачу Ною он не собирался. Он изо всех сил подался назад, чтобы разбередить рану, и очень рассчитывая потерять сознание от боли. Никому из присутствующих в голову пока не пришло перевязать его. Линк надеялся, что ему повезет, и он умрет от потери крови раньше, чем Ной доберется до его воспоминаний.
Перед глазами побелело, но остался в сознании, хотя почти и повис на руке Мадарао. Частые толчки пульса в ушах слились в один сплошной гул.
- Почему вы такие упрямые? – огорченно спросил Уайзли поверх поникшей головы Линка. На этот раз ему никто не ответил. Ной, вздохнул, поднял глаза к потолку и, схватив Линка за ворот плаща, медленно потянул его на себя.
Линк был точно уверен, что кричал. И что Мадарао долгие мгновения спустя сам быстрым движением выдернул лезвие из него. А еще он видел, как зажала уши Тевак. Дальше Линк мог рассматривать только пол, залитый его собственной кровью. Он не мог утверждать, что ему не показалось.
- Господин, он без сознания, - прозвучал спокойный голос Мадарао. «Он врет Ною?», - удивился Линк, потому что тот держал его на руке и не мог не чувствовать, что тело не расслабленно до конца. Но раз Мадарао так сказал, кто он такой, чтобы ставить под сомнения его слова?
- Приведи его в чувство, - велел Уайзли - Быстрее.
Линк услышал, как Ной развернулся и направился к барной стойке. Напрасно, Линк мог бы гарантировать, что в кофейне, кроме него самого, не осталось ни одного человека.
- Эй, хозяин, ты живой еще? – прокричал Ной вглубь кухни, как видно, не додумавшись до такой простой мысли.
В тот момент, когда Уайзли отвернулся, Мадарао поднял Линка на ноги и прижал к груди, не давая упасть.
- Три минуты, не больше, - быстро и тихо проговорил он ему на ухо. – Больше не сможем.
Токуса обернулся к нему. Но прежде чем Линк успел испугаться, что он привлечет внимание Ноя, тот подмигнул ему и улыбнулся криво, но совсем не весело.
- Живо, - скомандовал Мадарао, отпуская Линка и толкнув его по направлению к двери.
В тот момент, когда Ной почуял опасность и повернулся, Тевак сложила первую огненную печать.
На Линка она так и не взглянула.

Взрыв выбил уцелевшие окна в кофейне и несколько соседних. Языки пламени взметнулись вверх. Из окрестных домов повыскакивали люди, где-то залаяли собаки, заплакал какой-то ребенок. Несколько полицейских уже показалось из-за угла. Линк в полной мере воспользовался предоставленным шансом, стремясь убраться как можно дальше. Его шатало, но на ногах он пока держался, поэтому даже помыслить не мог, что жертва его друзей будет напрасной.
Мимо него неторопливо прошел высокий человек, направляясь прямо к горящему зданию. Его поведение резко отличалось от хаотичных действий всех остальных. У Линка живот свело от страха. Он согнулся, втянул голову в плечи, стараясь сделаться как можно более незаметным. Кардинал действительно не обратил на него внимания, заинтересованный четырьмя фигурами, выходящими из пламени.
Ной, Апокриф и он сам пересеклись в одном городе. И каждому из них нужен Аллен Уолкер. Значит, Линк на верном пути.
Сейчас он с каждым шагом увеличивал расстояние между собой и теми, кто остался позади. Раненое плечо жгло как раскаленным железом, но Линк давно не чувствовал себя лучше. Для них четверых, кто еще жив, не все потеряно.

@темы: Говард Линк, Мадарао, Токуса, Тэвак

   

DGM - Неформат

главная